[an error occurred while processing this directive] ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ-Пастырство. Окормление мирян.
[an error occurred while processing this directive]
 

 

Ц Е Р К О В Н А Я
Ж И З Н Ь
 







Со всеми замечаниями обращайтесь
church-life@yandex.ru



О монашестве

Преподобный Антоний Великий


Монашество есть особый образ жизни людей ради более полного, более точного исполнения Евангельских заповедей. Как особый христианский институт оно зародилось в конце III века по Р.Х. и наибольшего расцвета достигло в IV-VI веках сначала в Египте, потом в Палестине и в других местах вселенной. Монашество приняло эстафету от первых христианских мучеников и в последующие времена всегда являлось авангардом Церкви в подвиге следования за Христом. В различные исторические периоды Церкви были и взлеты, и падения в общем уровне духовности монашествующих, однако авторитет монашества как передового отряда Церкви на духовном фронте в церковном сознании никогда не подвергался сомнению. По сути монашество есть попытка уже на земле жить небесной жизнью. Преподобный Иоанн Лествичник пишет: «Монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бренное тело, подражает жизни и состоянию бесплотных» (Лествица. 1,4). «Что такое монашество?» - спросили как-то преподобного Амвросия Оптинского. «Блаженство»,- ответил он. Но блаженство это достигается не сразу. Ему предшествует многолетний аскетический подвиг, всегдашнее понуждение себя на молитву и исполнение евангельских заповедей, жизнь, приближающаяся к жизни ангелов. «Монашество не так легко, как некоторые думают, и не так трудно и безотрадно, как думают другие,- говорил преподобный Варсонофий Оптинский, - Если бы желающие поступить в монастырь знали, какие скорби ожидают их, то никто бы не пошел в монастырь. А если бы люди знали, какое блаженство ожидает иноков, то весь мир бы побежал в монастырь».

По внешней форме монашеское жительство можно разделить на три вида: общежитие, скитское монашество и отшельничество. Общежитие является наиболее распространенной и, если можно так выразиться, начальной степенью монашества, его первой ступенью. Непосредственная брань с бесами имеет здесь слабую степень, искушения более часто попускаются через братию монастыря. Святые отцы говорят, что «в монастыре монахи борются с бесами как с котятами, а в пустыне – как со львами». Общежительная жизнь требует прежде всего послушания, терпения, отвержения своей воли ради познания и исполнения воли Божией.

Скитской образ жизни – более уединенный. В русской дореволюционной практике скит – это обычно маленький общежительный монастырь, приписанный к близлежащему большому монастырю, с более аскетичным уставом. На Востоке, и в частности на Афоне, скит – это группа недалеко отстоящих друг от друга отдельных келий, объединенных общим уставом, не сильно связывающим свободу монахов отдельных келий. Обычно скит имеет один главный храм, в который собираются все скитяне по воскресным дням и большим праздникам обычно только на литургию. Жизнь скитян отдельных келий достаточно независима друг от друга.
Святая Гора Афон. Каруля

Отшельничество – самый высокий образ монашеского жития. Обычно это один человек, удаляющийся от людей в труднодоступные, малопригодные для жизни места. Его цель – через полное самоотвержение соединиться со Христом. Такая жизнь требует очень серьезной предварительной духовной подготовки, ибо по сути она есть непосредственная брань с бесами. Удары, получаемые от них, том числе и физические, могут быть жестокими и раны глубокими. Возможно и падение в прелесть. Поэтому святые отцы, прежде чем предаться такого рода подвигу, советуют многолетнее жительство в братстве - общежитии или скитском жительстве под руководством духовноопытных отцов – и уже потом, имея большой опыт в духовной брани, выходить на единоборство с бесами.

Келия отшельника

Монашество можно разделить также на внешнее и внутреннее. Внешнее – это упражнение во внешних подвигах. Пост, бдение, исправное посещение церковных служб, исполнение монастырского послушания, ношение монашеской одежды. Все это достигается достаточно легко и само по себе неплохо. Но внешнее монашество может принести и вред, если монах ограничится им одним. Внутреннее монашество – это брань с бесами за очищение своего сердца от страстей, непрерывная борьба с помыслами, и как результат – «сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что пред Богом драгоценно»( ). Если видеть в монашестве только внешнее, то жить в монастыре очень тяжело, все быстро наскучит и скоро появятся помыслы об уходе. Внутреннее же делание есть целожизненный подвиг, и он требует всегдашнего трезвения, постоянной борьбы за чистоту внутреннего человека. Старец Паисий Святогорец так высказывается по этому поводу: «Монахом становится не тот, кто принял нечто внешнее – одежду, облик и т.п. - а тот, кто изменился внутренне. Иноку нужно постоянно беспокоиться об очищении своей души, изгонять лукавство и взращивать добрые помыслы… Главный подвиг инока состоит в том, чтобы очищать свою душу от дурных и лукавых помыслов и иметь добрые».

Как новоначальные, скажем несколько слов об общежительной форме монашеского бытия. Обычно монашество сводят к исполнению трех обетов: послушания, целомудрия и нестяжания. Думается, что монашество также ответственно за чистоту веры. По крайней мере, история Церкви говорит нам о том, что в случае возникновения в Церкви ереси, монахи первыми выходили на защиту православного вероучения и защищали его ценою издевательств, насмехательств и даже самой жизни. Современный Устав Русской Православной Церкви отражает это. «Монастырь, - согласно ему – это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из православных христиан, добровольно избравших монашеский образ жизни для духовного и нравственного совершенствования и совместного исповедания православной веры».

Из всех этих обетов монашеских главным является послушание. Оно бывает двух видов: послушание монастырское и послушание духовнику. Монастырское послушание дается каждому иноку согласно состоянию его здоровья и необходимости монастыря в таком роде деятельности. Как и внешнее монашество это послушание может принести и пользу, если исполняется без ропота, со смирением и самоукорением, может принести и вред, если непосильно и разоряет душу. Авва Дорофей говорит: «Исполнить послушание есть 1/8 дела, а сохранить свое устроение – 7/8». Главное в послушании – это послушание духовнику, цель которого – спасение монаха в вечности, единение со Христом, обожение. Такое послушание есть, по слову архимандрита Софрония (Сахарова), «тайна, которая открыта только Святым Духом», «духовное таинство Церкви». Как религиозный акт, оно должно быть свободным. Послушник должен свободно отсекать свою волю и свое рассуждение перед старцем ради познания и исполнения воли Божией. Только такое послушание бывает духовно плодотворным. Монашеское послушание не должно быть дисциплиной, поскольку всякая человеческая дисциплина есть подчинение человеческой, а не Божией воле. «Старец,- пишет отец Софроний,- никогда не стремится поработить волю послушника своей «человеческой» воле». Конечно, в ходе повседневной жизни старец может настаивать на исполнении своего слова, но это не должно стать постоянной практикой, ибо подчинение одним человеком другого чуждо христианской любви. «Человек, порабощающий своего брата-сочеловека или хотя бы посягающий на его свободу, тем самым неизбежно губит и свою свободу, потому что сам факт такого посягательства есть уже отпадение от той божественной жизни-любви, к которой призван человек».

Скажем немного и о служении монашества миру. Люди, критикующие монахов как тунеядцев, были всегда. Особенно ярко такие речи возникают при виде чего-либо соблазнительного в монашествующих, например пьяного монаха. Надо сказать, что отдельные грубые греховные проступки в среде монашествующих были, есть и, видимо, будут всегда. Современный греховный мир дает все более слабое пополнение в монастыри. Поэтому слабеет и монашество. Старец Паисий Святогорец так отзывается о современном монашестве: «Современный мир пылает огнем, а иночество изживает себя, обессиливает, утрачивает добродетельность. Монашество становится пустым делом, если из него уходит духовность». «Встречая иноков, которые живут точно так же, как миряне, многие разочаровываются в монашестве». «Современное монашество глубоко поражено мирским духом, и это зло продолжает распространяться.… Юные иноки живут сейчас по мирским понятиям – пытаются хорошо выглядеть в глазах других, в поведении руководствуются светскими принципами. А ведь еще совсем недавно в обителях можно было встретить таких отцов, какие описываются в Лавсаике. Кто-то приходил в монастырь от духовного горения, кто – на покаяние.… В общежительных монастырях можно было встретить и бесноватых, и впавших прелесть, и юродивых, и стяжавших дары прозорливости и исцелений. Было такое многообразие! А теперь не найдешь ни прозорливого, ни бесноватого, ни чудотворца, ни Христа ради юродивого. У нас сейчас другого рода юродство – мирское. Главным мы сделали наше разумение и потому несколько «тронулись умом». У нас появилось много светских представлений о жизни, и этот мирской дух уничтожил все духовное. И хуже всего то, что мы не осознаем этого». Несмотря на такое состояние, монахи все равно помогают миру, уже «горящему в огне». Добродетельные монахи молятся за мир. Тот же старец Паисий говорит: «Бог не хочет, чтобы иноки шли в мир и водили людей за руку. У монаха нет задачи служить миру, находясь в миру. Богу нужно, чтобы монахи, очистив свою душу, становились бы светом миру и, обретя духовный опыт, указывали людям путь вечной жизни. Монахи удаляются от мира не потому, что ненавидят его, а потому, что любят, и таким образом могут немало помочь ему молитвенно в трудностях, которые нельзя разрешить человеческими средствами, а только милостью Божией.… Так Бог спасает мир по молитвам иноков». Имея в виду добродетельных иноков, старец говорит: «Цель монаха – стать вместилищем Святого Духа. Чувствительность его сердца должна быть тонкой, как листок сусального золота. Вся жизнь инока есть любовь, и на свой путь он вступает из любви к Богу, которая вбирает в себя и любовь к ближнему. Монах думает о страданиях людей, его душа болит за все человечество, и из его сердца непрерывно изливается молитва за мир. И такая молитва склоняет Господа помиловать людей. Некоторые иноки могут помочь человеку больше, чем кто-либо другой на всей земле. Например, мирянин дает неимущему килограмм крупы и пару апельсинов, да еще и напоказ…. А монах творит молитву втайне, но ею подает ближнему целые горы помощи».

И так, монашество есть особый институт Церкви, его передовой отряд. Цель монаха – стяжать благодать Святого Духа, соединиться со Христом, обожиться. Для этого он покидает мир и начинает подвизаться в различных аскетических подвигах, стремясь очистить свое сердце от гнусных страстей, стяжать ум Христов. По мере духовного роста, он начинает молиться за мир, умоляя Бога о помиловании тех, кто остался в миру. Он любит мир, но выбирает особый вид жительства, ведя который, может помочь оставшимся в миру гораздо больше, чем миряне. По мере очищения усиливается его молитва и он приходит в меру, когда плачет за все человечество, за всего Адама. И в этом – его жизнь.

Иеромонах Антоний (Странник)







Родственные сайты: