[an error occurred while processing this directive] ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ-На злобу дня
[an error occurred while processing this directive]
 

 

Ц Е Р К О В Н А Я
Ж И З Н Ь
 







Со всеми замечаниями обращайтесь
church-life@yandex.ru

Болевые вопросы жизни
Русской Православной Церкви и ее монастырей сегодня


      

Прежде чем обсуждать положения о монастырях и монашестве, целесообразно дать определение Церкви. Согласно катехизису Филарета Дроздова, «Церковь есть установленное общество людей, объединенных верой, Законом Божиим, священноначалием, таинствами». Это человеческий взгляд на Церковь. Но поскольку Церковь является богочеловеческим организмом, то возможен и Божественный взгляд на Церковь. Согласно такому взгляду, Церковь есть Тело Христово, которое управляется Христом и освящается Святым Духом. Когда мы начинаем говорить о каких-нибудь церковных учреждениях - епархиях, монастырях, приходах, - то всегда нужно освещать проблему с двух сторон: земной, человеческой, и небесной, Божественной. Определение монастыря в Уставе РПЦ, принятом на юбилейном Поместном Соборе 1988 года, гласит: «Монастырь – это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из лиц монашеского звания, объединенных посредством обетов целомудрия, нестяжания и послушания, и посвятивших себя молитве, труду и благочестивой жизни». Нетрудно видеть, что это определение монастыря предлагает взгляд снизу, в чисто земной плоскости. Новый Устав РПЦ дает гораздо более удачное определение: «Монастырь – это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из православных христиан, добровольно избравших монашеский образ жизни для духовного и нравственного совершенствования и совместного исповедания православной веры». И этом определении монастыря есть два важных пункта: «духовное совершенствование» и «совместное исповедание веры». Они приближают нас к небесному, Божественному определению монастыря, которое по нашему мнению можно было бы определить так: «Монастырь – это часть Церковного Тела, состоящая из совместно живущих лиц одного пола, объединенных стремлением к христианскому совершенствованию». Монастырь есть продолжение жизни первой христианской общины, которая была скреплена «единством духа в союзе мира» (Еф. 4:3) и в которой «все у них было общее» (Деян. 4:32). Монастырь состоит из людей, последовавших за Христом, по Евангельскому Слову: «Аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищим: и имети имаши сокровище на Небеси: и гряди вслед Мене» (Мф. 19:21). Единство братии монастыря настолько велико, что оно способно сохранять не только аскетическое монашеское предание, но и догматы веры. Именно поэтому главными хранителями Евангельской Истины, как правило, были монастыри, удерживающие ту или иную поместную Церковь от впадения в ересь.

НАИБОЛЕЕ ОСТРЫЕ ВОПРОСЫ РУССКОГО МОНАШЕСТВА

Приблизительно с 2000 года РПЦ стала выстраиваться по армейскому образцу: была создана очень жесткая вертикаль власти:
а) Святейший патриарх и Священный Синод стоят над всем епископатом;
б) полное бесправие рядового архиерея перед высшей церковной властью;
в) полное бесправие священника перед епархиальным архиереем.
Безусловно, эта вертикаль власти коснулась весьма существенным образом и монашеской братии. Принцип назначения настоятелей и наместников монастырей, довлеющий над Русской Церковью, по крайней мере начиная с Синодальной эпохи, сводит к минимуму духовную жизнь монастыря. Братия бесправна перед настоятелем. Даже духовные соборы все больше играют вспомогательную роль в деле управления монастырем. Принцип соборности Церкви попирается почти полностью и, как следствие, приводит к уходу братии из монастырей, нарушению ими монашеских обетов. Возможный выход из ситуации – вернуться к святоотеческой традиции избрания игумена монастыря на общем собрании братии и лишь утверждении данного лица епархиальным архиереем или Святейшим патриархом (в случае ставропигиальных монастырей). Это регламентировано и священными канонами. Думается, что члены Духовного собора монастыря должны не назначаться игуменом, а избираться на общем собрании монастыря из числа наиболее опытных в духовной жизни

2. Сближение РПЦ с католической церковью.

Со стороны католиков попытки подчинить себе православные поместные церкви были всегда. С наступлением демократических реформ в России стало неприемлемо в высших церковных кругах отказываться от любого рода контактов с Римско-католической церковью. Святейший патриарх Алексий II неоднократно говорил, что готов встретиться с римским папой при условии, что эта встреча будет иметь конструктивный характер (вопрос об униатах на Украине, проблема расширяющегося католического миссионерства в России и другие). К сожалению, за последние годы ситуация в этой области лишь ухудшилась. Например, благое дело - передача Казанской иконы Божией Матери из Ватикана в Казанскую епархию одновременно стала поводом для создания в Казани совместного с католиками паломнического центра в Казанском Богородицком монастыре (на месте обретения иконы Божией Матери!). Если применить данную проблему к монастырям, то это означает низведение русских православных монастырей до уровня католических орденов (например, благотворительное монашество, ученое монашество, миссионерское монашество). Такая тенденция может привести к краху православной традиции монашества и переходу монастырей с уровня людей, стремящихся обрести святость через внутреннее делание и молитву, до понимания спасения как добросовестного социального служения.

3. Богослужения.


За редким исключением во всех монастырях РПЦ имеет место приходской (т.е. утренний – вечерний) чин богослужения, в то время как все святые отцы говорят о плодотворности ночной молитвы. Монастырский чин богослужения как раз ее и предлагает: вечерня ¬– трапеза – повечерие – свободное время – сон – полунощница – утреня – литургия – сон – трапеза – монастырские послушания. Если монастырь не может сразу перейти на такой распорядок дня, он мог бы иметь подчиненный ему скит, в котором этот распорядок соблюдается. Желательно ввести древнемонастырское знаменное пение в монастырях или хотя бы в скитах.

4. Служение иеромонахов в женских монастырях и на приходах.


Что касается служения иеромонахов в женских монастырях, то нужно сказать о двух основных проблемах.

Первая – постоянный выезд монастырской братии в различные женские монастыри и подворья. Командировка может продолжаться от нескольких недель до нескольких лет. Этот факт создает ощущение нестабильности жизни монастыря – поставщика кадров священнослужителей. В любой момент практически любого брата-иеромонаха могут вырвать из кельи и послать в неизвестную обстановку, что является нарушением одного из монашеских принципов: «сиди в келье, и она всему тебя научит». Бесполезными такие командировки являются и для сестер женской обители. Обычно достаточно властные игумении подавляют священника, не дают ему оказывать духовную помощь сестрам – помогать им бороться с помыслами за чистоту их внутреннего человека.

Вторая проблема – посылки иеромонахов на приходы, что вообще не имеет никакого оправдания. Монах погружается в стихию мира. Если приход крупный, то он вообще теряет себя как монаха. Если приход небольшой (деревушки), то монах может жить уединенной жизнью, но тогда приход не растет и живет лишь за счет верующих предыдущего поколения.

5. И наконец, самым болезненным остается главный вопрос – духовное руководство монахами.


Это стержень монашеского жительства – непосредственная передача живого опыта духовного монашеского делания. Указанное обстоятельство касается не только недавно открывшихся монастырей, но и таких столпов РПЦ, как Троице-Сергиева лавра, Валаамский монастырь, Оптина Пустынь. Как и служащие иеромонахи в женских монастырях, так и духовники мужских обителей не имеют возможности ровно вести монастырскую братию, поднимая их «от силы в силу». И причина та же: братский духовник находится в зависимом отношении от настоятеля (наместника), который является не духовным вождем, а по большей части администратором, строителем монастыря. Указания настоятеля, эконома, благочинного, любого брата, старшего по послушанию, даже если они идут вразрез со словом духовника, являются обязательными. Русские православные монастыри из-за этого становятся все более похожими на сказочные дворцы, заселенные внутренне пустыми людьми. Нужно срочно вернуть значимость духовнического слова, иначе и братства будут рассыпаться, и миряне все менее будут доверять монашескому слову, не находя в нем «умного бисера». Хотелось бы также отказаться от практики допускать молодых, еще не опытных иеромонахов принимать исповедь у мирян, так как для них это и тяжело (по неопытности), и душевредно (по причине вхождения умом и сердцем в мирские проблемы). Думается, в больших монастырях было бы разумно в помощь братскому духовнику иметь несколько помощников, которые не только бы исповедали братию, но и принимали откровения помыслов. Откровение помыслов – это самое страшное оружие на бесов и потому самое важное во внутреннем делании монаха. Даже умудренные многолетним опытом старцы должны периодически поверять свое внутреннее состояние живущим одновременно с ним братиям.

6. Торговля.


За исключением братских работ (икон, деревянных крестов и т.д.), торговля должна быть прекращена в монастырях. Материально монастырь существует за счет пожертвований мирян и собственного братского труда. Нельзя перепродавать вещи, сделанные в других монастырях, разве только по обмен на свой товар. Монастырь не должен превращаться в бизнес-центр.

7. Открытость монастырей для мирян.


В современной практике русских обителей миряне могут посещать монастыри с раннего утра до позднего вчера. Это приводит к разрушению монастырских братств и зараженности всей братии мирским духом. Доходит до того, что брату невозможно пройти по монастырю, чтобы кто-то из мирян не подошел к нему. Выходом из положения мог бы явиться переход на монастырский режим дня. Если же это пока не удается, необходимо ввести ограничение по времени посещения монастыря мирянами, например, с обеда и до начала вечернего богослужения монастырь должен быть закрыт для посещения.

8. Лица противоположного пола, работающие в монастыре по найму.


Количество лиц иного пола, работающих в монастырях по найму, в настоящее время является просто катастрофическим. Это есть прямое нарушение обета целомудрия. Необходимо срочно сократить их количество, особенно на тех работах, которые легко могут быть исполнены насельниками монастыря. В противном случае неизбежны падения братии в блудные грехи.

9. Бесконечная стройка.


Уже двадцать лет подряд РПЦ непрерывно строится. Возводятся монастыри, храмы, и этому строительству нет конца. Еще в 1997 году Святейшему патриарху Алексию II говорили: «Хватит строить храмы, давайте строить души». Но патриарх не внял этим словам. И вот в ограде монастыря каждый Божий день с утра до вечера что-то пилят, режут, стучат.… И невозможно прекратить этот шум, который мешает не только в кельях, но и в храмах творить молитву. Тихое, безмятежное монашеское бытие стало в диковинку. Монахи уже не боятся въехать или выехать из монастыря на машине, забывая о святости места. А о мирянах и говорить страшно: «КамАЗы», «БелАЗы», бульдозера, экскаваторы у всех на виду. «Необходимость времени»,- говорят нам. И сразу напрашивается сравнение с реформами Петра Великого, перекроившего всю Русь под западный стиль. Монахи перестают чувствовать себя спокойно в монастыре: родной дом стал беспросветной стройплощадкой. Необходимо в самое короткое время устранить этот беспредел, оставив по одной-две бригады для текущего ремонта. Иначе о монашеской жизни в монастырях просто нельзя будет говорить.

10. Усиление власти епископата.


Это тоже один из настораживающих факторов современной жизни РПЦ, и монашества в частности. Согласно монашескому преданию, монастыри должны быть одинаково удалены как от лиц другого пола, поскольку этим нарушается обет целомудрии, так и от епископов — как имеющих иное (не монашеское) служение в Церкви. Троице-Сергиева Лавра, Валаам, Ново-Спасская Почаевская Лавра имеют настоятелей (наместников) в епископском сане. Поэтому монастыри и превращаются из пустыни, куда уходили их основатели, в города и даже епархии со своим правящим архиереем и, соответственно, со своим мирским духом. Монахи теряют благоговение. Складывается такая ситуация, о которой греческие монахи говорят русским: «Мы любим своих игуменов, а вы своих боитесь». А как не бояться человека, стоящего выше тебя в церковной иерархии, который управляет монастырем не по канонам Церкви и не следует заветам монашеского предания (а может, вовсе его не знает), таким образом нарушая принципы, о которых говорил еще Авва Дорофей: «Исполнить послушание (монастырское) есть 1/8, а разорить свое устроение есть 7/8».


Иеромонах Антоний (Странник)



Комментарии

[an error occurred while processing this directive] Раба Божия Т.       Хорошо, если бы в конце сайта был "Словарик" , касающийся только материалов тем. Например, я совершенно не знаю церковной иерархии. Кто такой Вселенский патриарх? Благочинный?
      И почему бы не объяснить тем, кто не понимает, проблему с ИНН?
      Или автокефалия (в контексте проблемы)?
      Даже, может быть, кратко о проблеме нового и старого стиля.
  Я бы старалась писать короткими предложениями (по примеру американцев - воздействовать на мозги они умеют, да и для менее подготовленного читателя так будет проще ухватывать смысл)
  И еще - тема, объединяющая монахов и мирян: "Монахи - свет миру", чтобы она как-то более выпукло, что ли, просматривалась, там, где речь идет о проблемах монастырей?



Родственные сайты: